Читать RSS.
 
Филиал ВУНЦ ВВС "ВВА" г. Сызрань приглашает на ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ
26 ноября 2022 года в 11.00 (в 10.00 МСК)
Ждём Вас по адресу: г.Сызрань, ул. Маршала Жукова, филиал ВУНЦ ВВС "ВВА", учебный отдел.
Контактный телефон:8(8464)99-00-86, 8(8464)37-38-10, доп.2-28
_
21 октября 2022 года в филиале Военного учебно-научного центра Военно-воздушных…
16 октября 2022 года в филиале Военного учебного научного центра…
12 августа 2022 года в филиале ВУНЦ ВВС «ВВА» в…

Абитуриенту

Скачать Пособие поступающим 2021

ЭТО САМОЕ ГЛАВНОЕ. ЗДЕСЬ РАСПИСАНО ВСЕ!

Обсуждение на форуме

Уважаемые военнослужащие проходящих службу по контракту (кроме офицеров): согласно приказа Министра обороны РФ №185 от 7.04.2015 года возраст для приёма данной категории абитуриентов увеличен до 27 лет.


Вы можете принять участие в поддержке сайта. Сайт финансируется на пожертвования выпускников училища.

Помочь сайту
Перейти по ссылке
: Администрация сайта благодарит за оказанную помощь
Выпускника 1999 года: Леонова Максима Юрьевича
: Вниманию выпускников училища 1978 года.
Мероприятия 45 летия выпуска будут проводиться с 11 по 13 августа 2023 года.
Справки и подтверждение прибытия по тел: 89171346888- Васильев Петр Викторович, 89277874630 - Куницын Виктор Петрович

Пятеро русских представляли большую опасность, чем тридцать американцев…

12.05.2009 15:22 от Maxximus

[size=13]Сегодня уже никому не нужно объяснять, что из всех видов подготовки морально-психологическая подготовка бойца имеет решающее значение. И что для уничтожения моральных сил противника и, соответственно, для укрепления своих моральных сил необходимы идеи, необходима правильно поставленная пропаганда.[/size]

[size=13]Например, Адольфу Гитлеру довелось испытать убийственную роль пропаганды на собственной шкуре во время Первой мировой войны. Вот что он написал по этому поводу в своей книге «Майн Кампф»: «Я давно уже убедился, что правильное применение пропаганды является настоящим искусством… Так, например, было совершенно неправильно, что германская и австрийская пропаганда в юмористических листках всё время пыталась представить противника в смешном виде. Это было неправильно потому, что при первой же встрече с реальным противником наш солдат получал совершенно иное представление о нём, чем это рисовалось в прессе. В результате получался громадный вред. Солдат наш чувствовал себя обманутым…

Военная пропаганда англичан и американцев, напротив, была с психологической точки зрения совершенно правильной. Англичане и американцы рисовали немцев в виде варваров и гуннов; этим они готовили своего солдата к любым ужасам войны. Английский солдат благодаря этому никогда не чувствовал себя обманутым своей прессой. У нас же дело обстояло как раз наоборот. В конце концов наш солдат стал считать, что вся наша печать — «сплошной обман».

Вот каков был результат того, что дело пропаганды отдали в руки ослов или просто «способных малых», не поняв, что на такую работу надо было поставить самых гениальных знатоков человеческой психологии.

…Место артиллерийской подготовки перед атакой пехоты в позиционной войне в будущем займёт революционная пропаганда, которая сломит врага психологически, прежде чем вообще вступят в действие армии. Население вражеской страны должно быть деморализовано, готово капитулировать, ввергнуто в состояние пассивности, прежде чем зайдёт речь о военных действиях».

Сегодня в Украине для ведения пропаганды широко используются все возможности, предоставляемые газетами, радио и телевидением. Кто — за деньги, а кто — по глупости, это уже не суть важно. Главный предлог, используемый ими сегодня, — это «перепроверка толкования событий прошлого», «критическое переосмысление прежних оценочных критериев». А цель этой пропаганды — опорочить и унизить наших героев, тех, кем наш народ гордится по праву. Но все мы должны понимать, что нет будущего у того народа, который засыпает мусором могилы своих героев.

Со времён горбачёвской перестройки, публикаций в газете «Аргументы и факты» меня всегда поражали эти дикие цифры сбитых самолётов, причём именно теми немецкими лётчиками, которые воевали у нас, на Восточном фронте. 15 лучших немецких асов будто бы сбили каждый за войну от 203 до 352 советских самолётов. А 15 наших лучших асов сбили от 41 до 62 немецких самолёта.

Сначала давайте посмотрим, как обстояли дела на Западном фронте у лётчиков наших союзников. Лучший французский ас — Пьер Клостерман (подполковник в английских ВВС) — совершил за войну 432 боевых вылета и сбил 33 немецких самолёта. Лучший английский ас — полковник Джеймс Эдгар Джонсон — совершил за войну 515 боевых вылетов и сбил 37,5 немецких самолёта. Замечу, что английские и французские лётчики воевали в полтора раза больше времени, чем советские. Лучшие американские асы, воевавшие в Европе, — Френсис «Габби» Габрески и Роберт С. Джонсон — имели «лишь» по 28 сбитых самолётов противника. Добавлю, что лётчики других стран, воевавшие в английских ВВС, имели такие достижения: бельгийский ас лейтенант И. Думансо де Бергандаль сбил за войну 7,5 самолёта; норвежский ас подполковник С. Хелгунн — 15,33 самолёта; поляк майор С. Скальский — 22,25. Дробные результаты у лётчиков наших союзников объясняются тем, что самолёт противника, сбитый в групповом бою, по всей видимости, делился между участниками боя.
[/size]
[img=center alt=title]http://ndgazeta.org.ua/img/ep2008_05_09_582.jpg[/img]
[size=13]У наших лётчиков такой самолёт записывался отдельно всем участникам боя и в список личных побед не входил. А теперь попробуйте определить, сколько же немецких самолётов сбил на самом деле А. Ф. Клубов, у которого на личном счету 31 самолёт и в групповых боях — 19. Или Л. Л. Шестаков, у которого 29 и 45 самолётов соответственно.

После ознакомления с приведенными выше цифрами любой здравомыслящий человек без комплекса национальной неполноценности неизбежно придёт к выводу: оказывается, что советские асы сбивали немецкие самолёты, скажем мягко — отнюдь не хуже, чем асы наших союзников. А значит, как минимум не уступали им в мастерстве.

Любой умный и высокопрофессиональный боец уважительно относится к достойному противнику. Второй в иерархии асов люфтваффе Герхард Бакхорн (301 «победа») писал: [b]«В начале войны русские были неосмотрительными в воздухе, действовали скованно, и я их легко сбивал неожиданными атаками. Но всё же нужно признать, что они были намного лучше, чем пилоты других европейских стран, с которыми нам приходилось сражаться. В процессе войны русские пилоты становились всё более умелыми воздушными бойцами. Приведу пример. Однажды, в 1943 году, так получилось, что мне пришлось на Ме-109G сражаться с одним русским на ЛаГГ-3. Кок его машины был выкрашен в красный цвет. Это был лётчик из гвардейского полка. Это мы знали по данным нашей разведки. Бой продолжался около 40 минут, и я не мог его одолеть. Мы вытворяли на своих машинах всё, что только знали и могли, и всё же были вынуждены разойтись. Да, это был настоящий мастер!»[/b] (из книги Р. Ф. Толивера и Т. Дж. Констебля «Хорридо», вышедшей в 1976 г. в США).

В самой знаменитой авиаэскадре люфтваффе JG-52 служили Э. Хартман (352 «победы»), Г. Бакхорн (301 «победа»), Г. Ралль (275 «побед»), Г. Граф (212 «побед»), Х. Линнерт (203 «победы»). В боях над Прутом эта авиаэскадра нанесла потери нашим авиационным соединениям. Тогда для её нейтрализации была переброшена 9-я гвардейская авиационная дивизия А. И. Покрышкина. (И в нашем, и в немецком авиа-соединениях было приблизительно по 100 самолётов.) После этих боёв Х. Линнерт писал, что [b]«никогда раньше не сталкивался с таким сильным и требовательным противником»[/b]. Кстати, в ходе этих боёв был сбит упомянутый выше Герхард Бакхорн.

Не лишним будет отметить, что за всю войну Герхарда Бакхорна сбивали 9 раз, Э. Хартмана — 4 раза, Г. Берра (221 «победа») — 18 раз. Ну а наших асов: А. И. Покрышкина — только два раза в начале войны, И. Н. Кожедуба один раз сбили свои же зенитчики. И всё.

В сборнике «Советские асы», вышедшем в издательстве «Восточный фронт», приведен такой эпизод: «Больше всего Кожедубу пришлось попотеть в конце лета 1944 года, когда на участке 3-го Прибалтийского фронта вдруг появилась добровольческая группа асов люфтваффе под командованием майора Вильха (130 «побед»). Эта группа успела так насолить противнику, что для её нейтрализации в состав 14-й Воздушной армии ввели эскадрилью 176-го ГвИАП под командованием Кожедуба. Прибывшие лётчики быстро разобрались с немцами и за несколько дней боёв сбили 12 самолётов противника ценой двух Ла-7.

Советский ас Борис Сафонов, воевавший на Севере, несколько раз сбрасывал немцам вымпела, вызывая на бой любого из немецких асов: «Вызываю в такое-то время, в таком-то районе, один на один». Однажды даже попал вымпелом прямо в центр аэродрома. Однако ни разу никто из немцев этот вызов не принял. Хотя летал в то время Сафонов на устаревшем истребителе И-16 — «ишачке», у которого фюзеляж был выклеен из шпона. Не осмелился даже лучший из «местных» немецких асов — Рудольф Мюллер, кавалер Рыцарского креста, имевший 94 «победы», который позднее был сбит и взят в плен под Мурманском 19.04.1943 г.
А тот не известный нам советский лётчик, который 40 минут сражался с Герхардом Бакхорном в воздушном бою, не случайно имел выкрашенный в красный цвет «кок» своего истребителя. Это было не только свидетельством принадлежности к гвардейскому авиационному соединению — это был ещё и своеобразный вызов любому немецкому лётчику: [b]«Иди сюда!» [/b]

Сегодня уже всем серьёзным исследователям известно, что будто бы сбитые немецкими асами наши самолёты на самом деле являются самолётами, по которым немцы всего лишь стреляли. Во время стрельбы включался фотопулемёт, установленный на немецком истребителе. Фотопулемёт делал снимки в темпе 8—10 кадров в секунду и приводился в действие, когда лётчик нажимал гашетку стрельбы из пушек и пулемётов. А после отпускания гашетки управления огнём фотопулемёт прекращал работу, то есть не фиксировал дальнейшее поведение самолёта противника после возможных попаданий. Если в процессе стрельбы не было ярких эффектов — вроде взрыва баков самолёта противника,— то последующий анализ плёнки фотопулемёта давал возможность определить только правильность прицеливания (правильно ли пилот определил дистанцию до цели, правильно ли взял упреждение) и не более того.

Кроме кадров фотопулемёта немецкий лётчик должен был заполнить анкету на каждый «сбитый» самолёт из 21 пункта. Причём в пункте 9 нужно было указать свидетелей, подтверждающих факт сбития самолёта. Ну а поскольку немецкие истребители всегда летали группами, как минимум — парами, недостатка в свидетелях не было. «Сегодня я подтверждаю сбитый самолёт тебе, а завтра — ты мне». Сбитый в групповом бою самолёт обязательно отдавался одному из участников боя.

Почему же немецким лётчикам на Восточном фронте разрешалось делать приписки, причём увеличивая своё количество «побед» в несколько раз по сравнению с реальным количеством сбитых самолётов? Ответ очевиден — с целью пропаганды. Нужно же было чем-то подкреплять теорию «превосходства арийской расы» над славянскими народами. Гитлер открыто заявлял: [b]«Что такое война, как не использование хитрости, обмана, заблуждений, ударов и неожиданностей?»[/b] А его министр пропаганды Геббельс учил: [b]«Врать надо нагло»[/b].

В качестве примера можно привести два дня — 13 и 14 мая 1942 г., разгар битвы за Харьков. В этих боях участвовала упомянутая выше авиаэскадра JG-52. За 13 мая люфтваффе заявило о 65 сбитых советских самолётах, а за 14 мая — о 47. Реальные, документально подтверждённые потери ВВС РККА за 13 мая — 20 самолётов, а за 14 мая — 14 (пять Як-1, четыре ЛаГГ-3, три Ил-2, один Су-2 и один Р-5).

А на Западном фронте делать такие грубые приписки было рискованно. Представьте себе, что бы было, если бы «лучший ас люфтваффе» Эрих Хартман (о его «подвигах» чуть ниже) объявил, что он в один день за два боевых вылета сбил 11 английских самолётов над территорией Германии. Если бы Геббельс объявил об этом по радио, то этого «героя» высмеяли бы сначала англичане — в радиопередачах на Германию, а затем и сами немцы.

Так что цифры достижений немецких асов на Западном фронте, по-видимому, достаточно близки к реальности. И очень любопытно сравнивать успехи немецких лётчиков, если им довелось повоевать и на Восточном, и на Западном фронтах.

Герман Граф (212 «побед»). В люфтваффе с 1938 г., но до начала войны на Восточном фронте не сбил ни одного английского или польского самолёта. Переведен на Восточный фронт в августе 1941 г. И здесь до конца 1942 г. заполнил анкеты на 202 «сбитых» самолёта. С января 1943 г. он снова на Западном фронте, где до конца войны, за 29 месяцев, сбивает всего лишь 10 самолётов.

Гюнтер Ралль. В воздушных боях во Франции с мая 1940 г. до конца 1941 г. сбил один самолёт. Переведен на Восточный фронт в конце 1941 г. И здесь до апреля 1944 г. заполнил анкеты на 272 «сбитых» самолёта. С апреля 1944 г. по май 1945 г. на Западном фронте он сбил всего лишь два самолёта.

Карл Гейнц Вебер на Восточном фронте заполнил анкеты на 136 «сбитых» самолётов. Переведен на Западный фронт. И здесь, не сбив ни одного, пропал без вести возле Руана в июне 1944 г.

А теперь несколько слов о том немецком лётчике, которого геббельсовская пропаганда пыталась сделать «лучшим асом всех времён и народов». У Эриха Хартмана официально числится 352 «победы». 23-летний майор претендовал на 352 сбитых самолёта — 348 советских и четыре американских. Упомянутые выше РФ. Толивер и Т. Дж. Констебль выпустили очень интересную книгу, основанную на биографии Хартмана, надиктованной им самим. Называется она «Эрих Хартман — белокурый рыцарь Рейха». Оказывается, Хартман считал, что изобрёл магическую формулу войны. «Эта магическая формула звучала так: [b]«Увидел — решил — атаковал — оторвался»[/b]. Кстати, Эрих Хартман признался, что дважды уклонялся от боя с А. И. Покрышкиным, хотя и время, и место для такого боя у него были. Я думаю, что поступил он мудро: такая подготовка к маневренному бою, какую имел Покрышкин, Хартману и не снилась. Да и «магическая формула войны» подсказывала: [b]«даже не важно, какой силы противник; если он тебя увидел — нужно драпать»[/b].
Главным достоинством Эриха было его сверхострое зрение. Кроме того, ещё в детстве мать брала его с собой в полёты, и в 14 лет он уже самостоятельно летал на планере. Имея огромное количество часов налёта, он чувствовал себя как бы продолжением своего самолёта. И, что было очень важно для ведомства Геббельса, — он обладал фотогеничной внешностью. И из Хартмана начали срочно делать «национального героя», позволив ему приписывать себе неимоверное количество побед.

Обратите внимание, что первый самолёт Хартман сбил только в ноябре 1942 г., а второй — в начале 1943-го. На 5 июля 1943 г. — начало Курской битвы — у Хартмана числилось только 15 «побед». А потом Эрих начал «творить чудеса». Вот описание того, как он 24 августа 1944 г. одержал свою юбилейную, 300-ю «победу» и «разменял» четвёртую сотню. Утром Хартман слетал на «охоту». Прилетев, он сообщил, что у него уже не 290, а 296 побед над «иванами». После обеда он снова полетел. За этим его полётом следили по радиопереговорам. И Эрих, конечно, оправдал надежды: по радио он наговорил ещё 5 «побед». Всего их у него стало 301. Самое смешное в этой истории то, что в дневнике боевых действий авиаэскадры люфтваффе JG-52 за 24 августа 1944 г. штаб записал Хартману только один сбитый самолёт — «Аэрокобру».

Итак, имевший всего 15 «побед» за полтора года боевых действий, белокурый рыцарь Рейха вдруг начинает «сбивать» самолёты пачками. Аж 286 штук за период чуть больше года — с 05.07.43 г. по 24.08.44 г. А ведь это были уже не самолёты начала войны — устаревшие истребители И-16, И-153, бомбардировщики ТБ-3, СБ, а современные истребители — Як, Ла, ЛаГГ, МиГ, штурмовик Ил-2, бомбардировщик Пе-2. И управляли ими не малоопытные лётчики — как это бывало в начале войны, а те, что [b]«были намного лучше, чем пилоты других европейских стран»[/b], как утверждал коллега Хартмана по авиаэскадре JG-52 Герхард Бакхорн.

Так что дутые цифры «побед» немецких лётчиков в СССР, вышедшие из министерства пропаганды д-ра Геббельса, могут вызывать щенячий восторг только у его «друзей» в странах СНГ. На Западе реальное положение дел давно известно.

До сих пор мы говорили только об истребительной авиации. А между тем главная сила авиации — это бомбардировщики. Именно ради бомбардировщиков и существует авиация. Лётчики-истребители — это, по существу, обслуживающий персонал. Их боевая задача — защищать свои бомбардировщики и штурмовики, а также — не дать вражеским бомбардировщикам точно отбомбиться по своим целям. И если лётчики-истребители выполнили свою боевую задачу, пусть даже при этом не сбив ни одного вражеского самолёта,— всё равно честь им и слава.

Во время Великой Отечественной войны средняя живучесть лётчика-истребителя была 64 боевых вылета, бомбардировщика — 48, штурмовика — 11, лётчика торпедоносной авиации — 3,8. Эти цифры говорят сами за себя. Понятно, на кого направлен основной огонь вражеских зениток, кто больше рисковал жизнью, поднимая свой самолёт в воздух. Поэтому не справедливо, что основная слава досталась у нас лётчикам-истребителям. Только среди них есть трижды Герои Советского Союза. А у лётчиков-штурмовиков звание Героя Советского Союза полагалось тем, кто совершил более 75 вылетов на штурмовку.

Есть такой не уставный способ ведения воздушного боя — таран. И применялся он только нашими и японскими лётчиками — у немецких «асов» для этого кишка была тонка. За время Великой Отечественной войны наши лётчики таранили противника 636 раз. При этом 599 раз это сделали лётчики-истребители — эти герои выполнили свою боевую задачу. И способ для этого выбрали сами: если у тебя закончились боеприпасы, а вражеский бомбардировщик продолжает нести свой смертоносный груз к цели, то что должен делать настоящий мужчина? 40 % лётчиков при таране погибли. Примерно стольким же удалось успешно приземлиться и сохранить самолёт. 23 сентября 1944 г. командующий ВВС РККА своим приказом обязал лётчиков ограничить использование таранов и применять их только в исключительных случаях. Обратите внимание — этот приказ появился только тогда, когда главный театр военных действий уже уходил с нашей территории. К сожалению, из всех этих героев большинству наших соотечественников известен только Герой Советского Союза младший лейтенант Виктор Васильевич Талалихин, одним из первых применивший ночной таран в августе 1941 г.


Танкист на два фронта

А теперь давайте спустимся с небес на землю. И послушаем одного храброго, высокопрофессионального, и, что очень важно,— честного военнослужащего вермахта. [b]«Общество вправе знать, каковой была война»[/b],— пишет Отто Кариус в книге «Тигры» в грязи. Воспоминания немецкого танкиста». Отто Кариус был командиром танка, позднее исполнял обязанности командира роты 502-го батальона тяжёлых танков «тигр» в составе группы армий «Север». На Восточном фронте воевал с первого дня войны — 22 июня 1941 г. по 24 июля 1944 г., когда был тяжело ранен. 4 мая 1944 г. он был награждён Рыцарским крестом. 27 июля 1944 г. награждён Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту. Он был 535-м военнослужащим вермахта (и самым молодым по возрасту), получившим эту награду. Обычно официальное вручение такой награды производил сам Гитлер в своей ставке. Но в этот раз Дубовые листья вручал Генрих Гиммлер.

Начало войны: [b]«Одно событие ударило по нас, как тонна кирпичей: впервые появились русские танки Т-34! Изумление было полным. Как могло получиться, что там, наверху, не знали о существовании этого превосходного танка? Т-34 с его хорошей бронёй, идеальной формой и великолепным 76,2-мм длинноствольным орудием всех приводил в трепет, и его побаивались все немецкие танки вплоть до конца войны. Что нам было делать с этими чудовищами, во множестве брошенными против нас?[/b]»

В 1943 г. О. Кариус становится командиром новейшего танка Т-VI. [b]«Как-то поведёт себя «тигр»? Внешне он выглядел симпатичным и радовал глаз. Он был толстым; почти все плоские поверхности горизонтальные, и только передний скат приварен почти вертикально. Более толстая броня компенсировала отсутствие округлых форм. По иронии судьбы перед самой войной мы поставили русским огромный гидравлический пресс, с помощью которого они смогли производить свои Т-34 со столь элегантно закруглёнными поверхностями…

В последовавших операциях мы быстро нашли превосходное описание «тигра» русскими. У каждого русского было такое описание для того, чтобы он знал наши уязвимые точки. Поскольку наше собственное руководство не выпустило инструкции по эксплуатации, мы воспользовались русскими публикациями для своих тренировок. Таким образом, мы и сами познакомились с уязвимыми местами собственной техники».
[/b]
Зимой 1944 г. О. Кариус отмечает: [b]«Без сомнения, русские превосходили нас в строительстве полевых инженерных сооружений. И всё благодаря наполовину природному таланту и наполовину усердной подготовке. Они всегда успевали окопаться прежде, чем мы их замечали…

Что было характерно для русских: если они закреплялись где-нибудь всего на несколько часов — особенно ночью,— то, как муравьи, таскали технику и вгрызались в землю, точно суслики. Мы постоянно с этим сталкивались, но так и не смогли понять, как они, собственно, это делали…

Нам всегда было интересно, как русские умудряются так хорошо оборудовать позиции даже в самых трудных условиях. Артиллерийские орудия и миномёты устанавливались на бревенчатых настилах и были полностью защищены балками от осколков. Ни один человек не мог глубоко зарыться в землю в этой болотистой местности.

Окопавшийся человек психологически противится тому, чтобы быть побеждённым. Он находится в состоянии постоянной боязни, что может не успеть выбраться из своего окопа во время прорыва противника, потому что на открытой местности обречён». [/b]

Весной 1944 г. О. Кариус так оценил «работу» наших артиллеристов: [b]«Русская артиллерия стреляла исключительно хорошо. Однако пока что как будто пристреливалась. В этом месте пока что не открывалось массированного артиллерийского огня. Пленные, которых мы взяли, сообщили на допросе, что расчёты тяжёлой артиллерии русских состояли из женщин. Может быть, поэтому и намного точнее брался прицел...

Вскоре после рассвета я был разбужен более грубо, чем мне хотелось бы. Будильником на этот раз оказались русские. Среди голубого неба они создали огневую завесу, не оставлявшую места воображению. Она покрыла весь фронт нашего плацдарма. Только «иваны» могли устроить подобный огневой вал. Даже американцы, с которыми я позднее познакомился на западе, не могли с ними сравниться. Русские вели многослойный огонь из всех видов оружия, от беспрерывно паливших лёгких миномётов до тяжёлой артиллерии. Весь участок 61-й пехотной дивизии был накрыт таким огневым валом, что мы подумали, будто на нас обрушился ад. Мы оказались в самом центре всего этого, и было совершенно невозможно добраться из убежища до своих танков»[/b].
День 24 июля 1944 г. был последним днём боёв для Отто Кариуса на Восточном фронте. В этот день он был тяжело ранен, и эту запись сделал, уже находясь в госпитале: [b]«У каждого моста, через который мы проезжали, я оставлял солдата из взвода разведки, потому что все мосты уже были подготовлены к уничтожению. Между прочим, там уже не было сапёров, но любой мог без труда поджечь запальный шнур до того, как мы вернёмся. Я хотел избежать этого во что бы то ни стало. Повсюду активно работали сапёры. Они даже повернули в противоположную сторону предупредительные знаки в надежде, что русские поедут в неверном направлении! Такая уловка иногда удавалась позднее на Западном фронте в отношении американцев, но никак не проходила с русскими». [/b]

Так и не долечившись до конца после ранения, в декабре 1944 г. Отто Кариус направляется на Западный фронт в качестве командира роты самоходных орудий «ягдтигр». Здесь ему пришлось воевать в условиях подавляющего превосходства англо-американской авиации в воздухе — противовоздушной обороны практически не существовало. [b]«Лёгкость, с которой вражеские истребители летали над нами среди бела дня, приводила меня в бешенство. Однако мы никак не могли защитить себя от них». [/b]

И тем не менее, в этих условиях О. Кариус быстро сумел оценить своего нового противника: [b]«Мы привыкли к противнику такому, как русские; мы были поражены контрастом. За всю войну я никогда не видел, чтобы солдаты разбегались так, что только пятки сверкали, хотя даже, по существу, ничего особенного не происходило… В конце концов, пятеро русских представляли большую опасность, чем тридцать американцев. Мы уже успели это заметить за последние несколько дней боёв на западе». [/b]


Немецкий ас Герхард Бакхорн имел все высшие награды Рейха: не только Рыцарский крест и Дубовые листья к нему (как и танкист Отто Кариус), но и Мечи, и Бриллианты. Они оба оказались достойными противниками наших отцов и дедов. И я с уважением отношусь к ним — они не только были храбрыми воинами, но и сумели по достоинству оценить тех, кто их победил.

Сегодня я хочу низко поклониться всем тем, кто выковал нашу великую Победу. Среди них был и мой отец. Вы победили сильнейшую армию мира — немецкую. И сами, — немного подучившись в начале войны,— сами стали сильнейшей армией мира!

Вячеслав Золочевский [/size]

«Новая демократия» № 19 (131)
[url=http://ndgazeta.org.ua/statji.php?fp=1&n=2105]Статья[/url][b][/b]

Комментариев: 4 Просмотров: 12619 Категория: Новости

Комментарии   

Колонтаев
0 #4 Колонтаев 25.06.2009 16:47
Статья полный плагиат нескольких кусков из двух книг Юрия Мухина "Асы и пропаганда" ; и "Еслибы не генералы"
Цитировать | Сообщить модератору
Guest
0 #3 Guest 25.05.2009 21:03
Спасибо за познавательную статью !<br />

Получил удовольствие от чтения,хорошо ,что ещё кто то помнит и интересуется ...
Цитировать | Сообщить модератору
mileha
0 #2 mileha 16.05.2009 17:16
Достойная статья! Вот бы наши хохлята малолетние почитали! А то ведь им в школах такой бред по истории препадают,что на уши не натянеш!
Цитировать | Сообщить модератору
ЕвгенийАлай
0 #1 ЕвгенийАлай 16.05.2009 03:31
Теперь ещё сохранить бы эту армию, а то уже почти ничего не осталось *15
Цитировать | Сообщить модератору
.
Вертолеты